Барт

Прогулка по питерским ебеням



В Петербурге я встретился с Александром Петросяном. Если вы вдруг не знаете, то это один из лучших стрит-фотографов России. Я давно подписан на его инстаграм, и вам советую. Каждый раз, когда смотришь его кадры, просто дух захватывает. Как можно поймать такие характеры, ракурс, свет? Я даже пошутил, что он с собой возит микроавтобус с актёрами, которых расставляет в нужных для себя локациях, но, как оказалось, я далеко не первый, кто так шутит. И вот в этот раз я посмотрел, как Саша работает. Что можно сказать? Это очень круто! Пока мы гуляли по Питеру – а прошли мы около 20 километров – мы встретили кучу невероятно ярких персонажей. Пока я лениво ходил, тупя в телефон, Саша голодным волком прыгал по сугробам в поисках ракурсов. Его мозг, как компьютер, просчитывает миллионы операций в секунду, выискивая идеальную точку, чтобы сделать кадр. Сразу скажу: в моём посте даже близко не будет шедевров. Зато теперь у меня есть желание начать работать и что-то снимать, а то фотографию вообще забросил в последнее время.

Пока гуляли, Саша спросил, какие впечатления у меня от Питера, с чем город ассоциируется, на что похож. Тема вообще очень интересная. Что такое город? Из чего он складывается? Ну вот посмотришь на какой-нибудь типичный американский город, например Хьюстон или Шарлотт. Город ли это? Формально – да, там даже может жить несколько миллионов человек. Но насколько он интересный? Какие возможности он дарит своим жителям? Не может же город быть просто набором домов, дорог, парков?

На мой взгляд, есть две составляющие города. Первая – эмоциональная. Город должен дарить эмоции. Я часто сравниваю город с книгой. Хороший город – как хорошая книга: он интересен для изучения. Его будешь перечитывать много раз, и каждый раз будешь открывать что-то новое. Есть великие города, как Библия, есть города-пустышки, как наспех состряпанный детектив. Что делает город интересным? В первую очередь это наслоение культур, различных стилей. Чем старше город, тем больше он может вам рассказать. Согласитесь, по новым районам или городам гулять совсем не интересно. Вы быстро их раскусываете – и всё, не остается никакой интриги. Напротив, с возрастом города обрастают легендами, историями, трагедиями, памятниками. Ту же самую Венецию можно изучать годами, каждое здание, каждый переулок вызывает у вас эмоции.

Именно поэтому опасна тенденция стирания истории. Примитивный евроремонт, шаблонное благоустройство и типовое строительство делают города скучными и однообразными. Они перестают удивлять, интриговать своих гостей и жителей. Руина куда лучше новодела. Ветхое и несовременное историческое здание куда лучше евроремонта. Возьмите дорогую антикварную салатницу или ложку, подержите её в руках. Она будет неидеальная, потёртая, серебро будет уже почерневшим, но вы будете испытывать трепет, держа её в руках. А теперь попробуйте её отполировать, почистить – и волшебство исчезнет. Я вовсе не говорю о том, что в городе не надо ремонтировать здания, и он должен лежать в руинах. Я говорю о том, что надо уважительно относиться к историческому наследию. Важно сохранять идентичность места.

Вторая составляющая города – это возможности, которые он дарит своим жителям. Город без возможностей превращается в музейный экспонат. Он неживой. В городе должны появляться новые здания и районы, в городе должны быть возможности для ведения бизнеса, должен развиваться общественный транспорт, кипеть культурная жизнь. Город должен учить и лечить своих жителей.

И идеальный город в моём понимании должен быть как раз сбалансированным. У него должны в равной мере развиваться как эмоциональная составляющая, так и практическая. Давайте посмотрим на примеры. Многие города Европы давно превратились в музейные экспонаты. Да, там миленько, чистенько, они интересны для изучения, но они не развиваются, стоят как экспонаты. Та же самая Венеция, Брюгге, Порту, кучи мелких городков. Они чудесные, волшебные, но жить там я бы не хотел. Есть другая крайность – например, американские или китайские города. Да, там крутится бабло, они растут, притягивают людей со всего мира, но так и остаются офисными центрами. Они пустые. Тот же Дубай пока ещё слишком молодой, чтобы быть интересным. Да, арабы создают там чудеса, и эмоциональная составляющая там есть, но она незначительна. Когда обе составляющих сбалансированы, рождаются великие города – Нью-Йорк, Лондон, Париж.

В России есть два города, которые спорят между собой за звание столицы – это Москва и Петербург. И оба города не сбалансированы. Москва – это город возможностей. Эта составляющая тут превалирует. В Москве бабло, движуха, Москва постоянно что-то строит, открывает, реконструирует. Те, кто несколько лет не был в Москве, её не узнают. Но Москва из-за своего столичного статуса слишком формальная. Вся одинаковая. Даже опасного района нет! Везде одинаковое благоустройство, везде серый гранит. Москва растеряла своё историческое наследие, стыдливо спрятала, разрушила, перестроила самое интересное, что у неё было. Петербург, напротив, очень эмоциональный. Город в 10 раз интереснее Москвы! Тут живут удивительные люди – вот серьёзно, такого количества характеров, столько интересных портретов, как в Питере за день, в Москве не встретишь и за месяц. Тут за каждым углом что-то интересное, душевное. Каждая улица Петербурга наполняет тебя эмоциями. В Петербурге нельзя быть равнодушным.

И сегодня я как раз хочу показать вам неприглядные районы города. Те районы, куда не ходят обычные туристы. Но они тоже важная часть Петербурга. Читатель может подумать, что мы с Сашей специально искали что-то плохое. Но здесь я с вами не соглашусь. На мой взгляд, эти районы гораздо богаче и интереснее, чем вылизанные офисные центры. И без них Петербург не был бы таким, каким мы его любим.

Collapse )
Барт

РПЦ уничтожила старейшее здание Екатеринбурга



Я крайне негативно отношусь к ОАО "РПЦ". Просьба не путать с верой православной, к вере и чувствам верующих я отношусь очень уважительно, хотя сам в бога не верю. Русская православная церковь, на мой взгляд, неприлично погрязла в грехах земных. Вмешательство в политику и агитация на выборах, постоянные скандалы с роскошью у священнослужителей, продажа титулов и отпущение грехов за скромную плату в церковную кассу. Чего стоит только Якунин, который Благодатный огонь возит. Но это дело верующих, куда им ходить, какому богу молиться.

Казалось бы, меня как человека неверующего РПЦ вообще волновать не должна. Как меня не волнуют мусульмане, иудеи или буддисты. Но в последнее время церковь все чаще стучится в мою светскую жизнь.

– Тук-тук! Откройте!
– Уходите, никого нет дома!

Два месяца назад РПЦ оказалась в центре скандала вокруг строительства нового храма в Екатеринбурге.

Если коротко, под предлогом "восстановления" Екатерининского собора РПЦ отжала себе часть Городского пруда и собирается водрузить прямо на воду какой-то уродливый новострой, который ни капли не похож на прежний храм.

Страсти ещё не улеглись, потому что многим здравомыслящим горожанам проект храма не понравился, а ещё больше им не понравилось то, что власти по договорённости с Церковью и местными промышленниками-спонсорами сами за них всё решили.

Но РПЦ опять отличилась, и опять в Екатеринбурге. На территории Ново-Тихвинского женского монастыря была Успенская церковь 1782 года. Это не только старейший храм монастыря, но и последнее здание XVIII века, сохранявшееся в городе. Екатеринбург был основан в 1723 году, а статус города получил в 1781-м. Успенская церковь была последним живым свидетельством истории города.

И что сделала РПЦ?
Collapse )
Барт

Можно ли выжить в России на 8 тысяч рублей?

Простите, если испорчу кому-то праздничное настроение, но мне тут пришло жуткое письмо из Уфы:

"Здравствуйте! Вы блогер и освещаете социальную жизнь в России. Я живу в Уфе, пенсионер 60 лет. Работала до 2018 года. Сейчас не работаю, и моя пенсия составляет 7753 руб. за 35 лет трудового стажа плюс соц. доплата, итого 8320 р. Писала в различные организации Башкирии – Главе правит. РБ, мин. семьи и соцзащиты, администрации гор. Уфы, в администрацию и соцзащиту своего района, депутату Смирнову Ю.В. об оказании помощи продуктами и организации питания в районе – никакого конкретного ответа и действия. Получила ответов с разных организаций листов на 50. После оплаты ЖКХ остаётся 6 т.р. на еду и лекарства. Болею. Лекарства не могу позволить себе, только от давления, а продукты минимум. Хожу полуголодная. Думаю, что нужно выйти на улицу попрошайничать. Сил больше нет никаких. Вы как блогер можете мне помочь, показать, как люди живут в плачевном состоянии. Я не знаю, как это делается, но я в безвыходном положении. Может, люди мне помогут, надеюсь всё-таки. Р.S. Планшет купила, когда работала на пенсии, дешёвый тариф, работает только ОК и ВК".





Честно говоря, не ожидал такого подвоха от государства. Нам каждый месяц рассказывают, как растут пенсии, как растёт прожиточный минимум, как мы побеждаем инфляцию, как мужественно преодолеваем негативные эффекты санкций. А заодно – как плохо жить пенсионерам в Германии, Франции, Швеции и других развитых странах.

Вот и Владимир Владимирович недавно сообщил, что всё идёт по плану:
Collapse )
Барт

Сарагоса: чем Испания похожа на Россию



В Сарагосе живёт 665 тысяч человек, это пятый по величине город Испании и столица автономного сообщества Арагон. Если поискать российские аналоги, то Сарагоса немного больше Ижевска и немного меньше Тольятти.

Но на Тольятти, Ижевск или некоторые другие города России Сарагоса похожа не только размерами, но и тем, что она однажды пережила международное мероприятие, оставившее в городе россыпь новых объектов. Этим Сарагоса напоминает скорее Сочи с его олимпийским наследием или Саранск, которому, к удивлению всей России, выпала честь принимать матчи ЧМ-2018.

Для Сарагосы таким мегапроектом стала Всемирная выставка 2008 года. Специально к Экспо в Сарагосе построили здание Всемирного торгового центра и новый терминал аэропорта, открыли сеть пригородных железнодорожных линий и городской велопрокат. Но некоторые павильоны, построенные для выставки, были "капитальными", и после её завершения никакого применения для них не нашлось.

Это большая проблема многих городов. Обычно все думают, как что-то построить, но редко кто думает, как потом эксплуатировать объект. Мало построить красивые стадионы перед Олимпиадой или большие павильоны перед выставкой – надо подумать, что с ними делать потом. Плохой пример – Сочи: Олимпийский парк разрушается, после Олимпиады-2014 территория никому не нужна и медленно приходит в упадок. Хороший пример – Лондон. Как только уехал последний болельщик, весь олимпийский парк в Лондоне обнесли забором и начали реконструировать! Сужать дороги, сносить лишние объекты, уплотнять застройку – в общем, строить нормальный город.

Испанцы, как это часто бывает, ничего не планировали, и теперь наследие Экспо-2008 ветшает и разваливается.

Collapse )